МИШУТКА

мишутка

Папа вошел в комнату. По выражению его лица можно было сразу догадаться, что он в самом хорошем настроении. За плечами у него висел рюкзак, а в рюкзаке кто-то шевелился и сипел.  Ну-ка угадайте, кого я принес? – спросил папа. Поросенка! – поспешила ответить я.  Кота, – сказала мама. Папа молча покачал головой.

– Гуся, – старалась угадать мама.

– Щенка, – нетерпеливо крикнула я.

Папа продолжал качать головой.

– Козл… – начала неуверенно мама.

– Козленка, – подхватила я.

– Нет, нет и нет! – Вижу, ни за что вам не угадать! И папа осторожно вытащил за шиворот из рюкзака, – кого бы вы думали? Самого настоящего медвежонка! Медвежонок зажмурился от яркого дневного света и старался освободиться из крепких папиных рук. «Ух, ты! Медвежонок!» – закричала я радостно. – «Посмотри, мама, какой он толстенький, кругленький и какой хорошенький этот. Мишутка!» «Просто прелесть», – согласилась мама. «В таком случае единогласно принимаем нового жильца в нашу семью», – и папа поставил медвежонка на пол. – «Разомнись немного, Мишутка, побегай по комнате, ну, смелей!» Испуганный медвежонок, как только почувствовал свободу, забрался под мою кровать, в самый темный угол, и там тихонько притаился. Я поставила перед ним миску с молоком и стала уговаривать: «Ешь, маленький не бойся. Никто тебя у нас не обидит». Однако запах молока не соблазнил Мишутку. От страха он не подавал никаких признаков жизни, будто его в комнате вовсе не было. Только к вечеру он, видно, так проголодался, что поборол свой страх, подполз к миске и выпил все молоко до капельки. На ночь мама поместила Мишутку в кухню, в круглой корзинке, сплетенной из лозы. На дно корзины постелила меховую старую куртку. Мягко и тепло было Мишутке, но, несмотря на это, он спал тревожно, то стонал, то жалобно визжал. Утром я налила ему в миску теплого, подслащенного молока. На этот раз Мишутка без приглашений быстро опорожнил посуду. Он перестал уже дичиться меня, рук пока сторонился. Мне хотелось приласкать его, погладить, и тут я вспомнила, что медведи любят сладости. Я дала Мишутке кусочек сахара. Он лизнул его раз, другой, а затем быстро разгрыз и съел. Как видно, понравился ему сахар. Он уставился на меня своими, точно пуговки, глазами и повизгивал. Я дала еще кусочек и слегка провела рукой по его пушистой спине. Мишутка с удовольствием чмокал губами и теперь уж больше не боялся меня. Я взяла его на руки, он доверчиво прижался ко мне и вскоре крепко заснул, даже кончик языка высунул. Настала вторая ночь, но Мишутка не захотел оставаться один в кухне. Когда все мы улеглись и выключили свет. Мишутка стал царапать дверь и визжать. Сначало тихо, но с каждой минутой все громче и громче. Ему было скучно одному. Папа с мамой пожалели малыша и поставили его корзину рядом с моей кроватью. Сосед мой довольно скоро успокоился и сладко уснул. А я долго еще не могла уснуть – мне было жаль Мишутку, который остался без своей мамы. Панин друг-охотник рассказал, что медведица, наверное, забралась на выступ скалы, где росла ежевика. Она хотела полакомиться спелыми ягодами. Но камень не выдержал ее тяжести, покатился в глубокое ущелье, а вместе с ним упала туда и медведица. Я всегда помнила об этом и никогда не обижала своего Мишутку. А он привязался ко мне и целыми днями ходил за мною по пятам. В три месяца он заметно подрос, окреп и чувствовал себя замечательно. Дружба у меня с ним была большая. Подружился Мишутка и с моими товарищами, девочками и мальчиками. Мишутка любил с нами гулять, играть в разные игры, бороться. Очень нравилось ему играть с мячом. Бывало, станут ребята в круг и перебрасывают друг другу мяч. А Мишутка стоит в стороне и наблюдает за играющими. Но стоит комунибудь упустить мяч, как Мишутка мгновенно подхватывает его, становится на задние лапы, бегает вокруг нас и от удовольствия урчит. Побегает, побегает – устанет, бросит мяч на землю и сам свалится рядом – отдыхает. Если кто-либо из ребят порывался отнять у него мяч, Мишутка по-настоящему сердился. Он в несколько прыжков догонял обидчика и так шлепал его по спине своей растопыренной лапой, что в глазах темнело. Любил Мишутка еще играть в жмурки. Прятались мы с ним всегда вместе. Он во всем меня слушался и не нарушал правил игры. Когда же я жмурилась, он делал все по-своему. Спрячутся ребята, я иду разыскивать, а Мишутка не хочет. Он отойдет шагов на пять-шесть, остановится, вертит головой, а глаза его так и рыщут по сторонам. А как увидит, что бежит мальчик или девочка застукиваться, сорвется с места, упадет тому под ноги и свалить на землю. Так он почти со всеми расправлялся. Редко кому удавалось проскочить мимо него. После удачной победы он окидывал довольным взглядом ребят, которые от смеха с трудом подымались на ноги, и бежал домой утолить жажду. В кухне он взбирался на стул, оттуда тянулся к раковине, откручивал кран и пил воду. Напьется, спрыгнет на пол и бежит продолжать игру. Кран он не закручивал, – это его уже не интересовало. Потешный был наш Мишутка. Взрослые, и те не раз выходили из дома посмотреть, как он играть с ребятами. Вечером уставший за день Мишутка покорно шел в свою постель. Но однажды он сделал иначе. В эту ночь мне показалось, что мама укрыла меня своим мягким пуховым платком. И вдруг этот платок зарычал мне в ухо. Я испугалась и открыла глаза. При лунном свете увидела рядом со мной на подушке Мишуткину голову, а сам он был под одеялом. Наверное, я потревожила его, толкнула в бок, вот он и попросил меня обращаться с ним повежливее. Пришлось маме и папе унести его вместе с корзиной в кухне. Обиженный, он долго ревел на разные голоса, пока, усталый, не уснул. Любил Мишутка ходить со мною и ребятами на море. Ему доставляло большое удовольствие окунать нас с головой. Незаметно он подбирался к кому-нибудь из ребят, крепко обхватывал передними лапами и тянул под воду. В таких случаях остальные ребята с криком отталкивали. Мишутки в сторону, подхватывали товарища и убегали на берег. Я рассказала маме про Мишуткины проделки. «Ой, какой ужас! – встревожилась она. – Да ведь он может так утопить кого-либо из вас. Захлебнуться недолго, а Мишутка ведь не понимает, насколько опасно эта игра. Смотри же, Катюша, ни в коем случае больше не бери его с собою на море», – предупредила мама. Легко сказать – не бери – а уйти от меня было не так-то просто. В течение дня он ни на шаг не отставал от меня. Куда я иду, туда и он плетется. Вот и попробуй от него отделаться. Я стала думать – как бы незаметно улизнуть. Дни были жаркие, хотелось купаться. И все же я нашла выход. Мишутку во время еды ничего не интересовало, пока он не съест всего. Вот я и воспользовалась этим. Дала мишутке два кусочка сахару и любимое его ореховое печенье, а сама позвала ребят и мы убежали купаться. Место выбрали новое, совсем незнакомое Мишутке. Мне не терпелось узнать, как он вел себя без нас. И когда я вернулась домой, мама мне рассказала, что Мишутка довольно быстро справился с угощением. Он, очевидно, почувствовал довольно быстро справился с угощением. Он, очевидно, почувствовал что-то неладное. Мордочка его озабоченно вытянулась и он принялся искать меня по всему дому. Искал и во дворе. Даже сбегал на берег моря. Но вскоре возвратился, жалобно повизгивая. Он снова осмотрел все комнаты и когда убедился, что меня нигде нет, повалился на спину посреди комнаты и ревел до тех пор, пока я не пришла! Когда я появилась, печаль его будто рукой сняло. Он кувыркался и весело урчал. Так повторялось несколько раз. Как-то пошла я с подругами на море. Мы искупались, отошли немного в сторону и расположились под густой шелковицей. Вдруг видим, как с горки прямо к нам катится серый ком. Не успели мы опомниться, ком очутился рядом с нами, развернулся и оказался Мишуткой. Радость так и распирала его. Он бросился сначала ко мне в объятия, потом то к одной, то к другой девочке. С него тучей летел на нас песок, но мы не обращали на это внимания. Признаться, мы тоже были рады неожиданному появлению нашего лохматенького друга. Как мы не скрывались от него, а он все же нашел нас. Через несколько минут прибежала взволнованная мама и увела нас домой. Мишутка был недоволен. Он удивлялся, почему с ним никто не захотел купаться, и плелся позади хмурый с опущенной головой. С каждым месяцем Мишутка быстро рос. Он становился серьезным, а если теперь что-либо было не по нем, рычал уже не шутя, как бывало раньше. Мальчики начали избегать бороться с ним. А мама с папой все чаще тревожно поглядывали на него и о чем-то шептались. Один Мишуткин поступок решил окончательно дальнейшую его судьбу. Он взобрался на стул и потянул со стола сахарницу. «Не тронь!», – крикнула я, и отобрала ее. Мишутка отнесся к этому довольно спокойно и поспешил к своей миске. Но когда увидел, что я спрятала сахарницу в буфет, он сердито зарычал и больно схватил меня зубами за ногу. Мама испугалась и рассказала папе. И Мишутку отвезли в наш городской зоологический сад. Я, мама и ребята провожали его до легковой машины. Всем нам было жаль расставаться с нашим другом. Он прожил у нас четыре месяца. В машине Мишутка был какой-то растерянный и ласково жался к папиным ногам. От нас всех мы передали папе большой пакет для Мишутки. В нем были конфеты, сахар и любимое ореховое печенье, которое испекла мама. С папой договорились, что отдаст он сладости Мишутке в его новом доме, чтобы не так тяжело он почувствовал разлуку с нами. На другой день папа, мама, я и ребята пришла в гости к Мишутке. Он очень обрадовался и старался пролезть к нам между прутьями загородки. Мы и теперь часто ходим в зоологический сад. Мишутка еще издали видит нас и приветливо встречает громким и веселым урчанием.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *