МУРЛЫШКА-РЫБОЛОВ

murmyshka

Меня зовут Юра. Я учусь в четвертом классе, а живу совсем недалеко от моря. Нужно только спуститься с крутой горки, густо заросшей плющом, в сад, а затем сойти по каменной лестнице к берегу. И вот оно, море.

По морю плавают рыбачьи суда колхоза, быстроходные глиссеры, подымающие за собой целый столб пенящейся воды, большие красивые пассажирские пароходы. Летом я часто хожу с ребятами купаться. Мы плаваем, ныряем, а после купанья разыскиваем самые красивые камешки и ракушки для школьной коллекции. А еще я хожу рано утром, когда солнце только чуть выглядывает золотым краешком из-за горизонта, ловить рыбу. Хожу я вместе с Мурлышкой. Это наша кошка, а назвали ее так потому, что стоит только прикоснуться к ней, как она тотчас же начинает громко мурлыкать. Мурлыкает она долго, пока ей не надоест. Вы думаете, что она ходит со мной просто прогуляться? Нет! Рыбки ее интересуют, вот что! Попадется на крючок маленькая рыбка, я ей и отдаю. А Мурлышка съест ее с аппетитом, потом оближется и ждет следующую. Если долго не ловится рыбка, у Мурлышки глаза округляются, как пятаки, она пристально всматривается в воду, где у берега резвятся рыбки, и от нетерпения мяукает дрожащим голосом. Раз она даже расхрабрилась и бултыхнулась в воду за рыбками. Волна накрыла ее с головой и потащила от берега, лишь темное пятно сквозь воду просвечивалось. Вытащил я ее и говорю сердито: «Ты что же, рыбу мне разогнала и сама чуть не утонула!» А она жмурится виновато и дрожит. Усы ее длинные так и подпрыгивают. Видно, здорово испугалась. С тех пор Мурлышка больше не лезла  в воду, а когда рыбки подплывали к самому берегу, быстро махала над ним лапой, старалась схватить одну из них, но них, но окунуть лапу в воду не решалась. «Рыболовом хочешь стать?» – подсмеивался я над нею. – Не выйдет, не трудись напрасно! Кошки ведь все боятся воды. Но я ошибся. Мурлышка оказалась не такой кошкой, как все. Вскоре у Мурлышки появились котята. Один котенок был весь в нее, белый с черным пятном на лбу, другой – серый, третий – рыжий. Прошел месяц, котята подросли, стали играть. Ну, точно пушистые шарики, катались по полу друг за другом. А если им встречался на пути лист измятой бумаги или комнатные туфли, шерсть у них на спине от страха подымалась торчком, будто это не котенок, а еж. Только вовсе не колючий, а мягкий, как шелк. Прошло еще полмесяца. Котята стали есть все. И вот я заметил, что Мурлышка с котятами куда-то по утрам стала исчезать. А когда возвращались домой, то ничего не хотели есть и ложились подремать в густой тени инжирного дерева. «Они, наверное, охотится на мышей, – подумал я, – Но где же их так много развелось?» И я решил проследить за Мурлышкой и котятами. На следующее утро я не спускал глаз с Мурлышки. Ходил за нею незаметно и следил, что она будет делать, куда пойдет. Часов в семь Мурлышка стала на пороге передней и протяжно затянула: «Мур-мяу! Мур-мяу!» Котята побежали к ней, мяукая на разные лады. Глаза у них весело блестели, хвосты вытянулись вверх, словом – готовы в поход. «Мяу-у-у-у-у!... Идите за мной и не шалите!» – так, видно, сказала им Мурлышка, потому что котята сразу притихла и, держась поближе к ней, отправились в парк. Я вышел вслед за ними. Шел на небольшом расстоянии, чтобы меня они не увидели, и удивлялся, зачем Мурлышка ведет своих детей в парк. Но Мурлышка в парке не остановилась. Она пробежала мимо стройных кипарисов, затем свернула в аллею, где росли пальмы. «Осторожная Мурлышка, – подумал я, – не ведет детей по самой аллее, а старается бежать под прикрытием деревьев». Дальше они быстро пробежали под цветущими магнолиями и по тропинке добрались до каменной лестницы. Котята следили за каждым движением матери, а Мурлышщка, прежде чем шагнуть дальше, настороженно оглядываясь по сторонам. – Нет ли какой-нибудь опасности? Место ведь совсем открытое! Убедившись, что все в порядке, она спустилась по лестнице на берег. Вслед за нею промчались котята. Внизу Мурлышка остановилась, посмотрела на котят, все ли с нею. Котята жались к ней и ждали дальнейшей команды. «Мур-мяу!» – снова послышался ее голос, и все побежали к морю. «Купаться, что ли, задумали? – засмеялся я громко, но тут же спохватился, зажал рот рукой, чтобы не выдать себя. Лег я на песок, за камень спрятался и вижу, что Мурлышка села у самой воды, а котята – чуть дальше. Мурлышка вся сжалась в комок, и, как только волна плеснула на берег, лапа ее с такой быстротой мелькнула в воздухе, что я толком и не рассмотрел, как она подцепила рыбку. Ай да Мурлышка, ловкая! Теперь мне все стало понятно. Оказывается, не на мышей она ходила охотиться, а на рыбок. И лапу уж не боится намочить: она у нее вместо удилища, а когти – крючки, да какие цепкие. Молодец Мурлышка-рыболов! «Ну, а как же она разделит между котятами одну рыбку?» – снова заинтересовался я. Мурлышка стряхнула с лапы рыбку на берег и опять замерла, поджидая волну. «Сейчас начнется драка между котятами», – подумал я. Но ничего подобного не случилось. Рыжий котенок, который сидел ближе к Мурлышки, схватил рыбку, зажал ее в лапах и стал есть. Остальные сидели так же смирно и лишь искоса с завистью поглядывая на него. Следующую рыбку получил другой котенок, а за ним – третий. Накормив котят, Мурмышка сама поела, пока они лежали на песке и игриво дергали друг друга за хвосты. Поом Мурлышка принялась умываться. Глядя на нее, котята тоже стали умываться. Они старательно терли лапкой усики, лоб и за ушами. Когда был наведен порядок, Мурлышка позвала ласково котят: «Мур-мур!» И все семейство, сытое и в самом хорошем настроении, отправилось домой тем же путем. Дома Мурлышка и котята улеглись в тени инжирного дерева и спокойно задремали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *