УМНЫЕ ГУСИ

dl-300x194

Урожай кукурузы был такой большой, что колхозники не могли сами убрать его. На помощь им поехала жители города. И мой папа собрался  в выходной день. Я попросил его взять меня с собой . Мне тоже очень хотелось помочь колхозникам.

«Ну хорошо, собирайся быстрее» – согласился папа. В колхоз мы приехали рано утром и сейчас же взялись за дело. Папа и несколько его товарищей стали работать у машины, похожей на огромную мясорубку. В нее клали зеленые стебли кукурузы, машина резала их, и измельченная масса падала в бетонированную силосную яму. Так заготавливался на зиму корм для скота. А меня послали в поле ломать зрелые початки. Здесь работало много людей, каждый на своем участке. Початки ломали, ссыпали в кучи, а потом увозили в колхоз. Все грузовые машины  и лошади были заняты перевозкой. «Вот если бы мне возить початки на лошади», – подумал я, подошел к бригадиру и попросил его об этом. «А лошадью править умеешь?» – спросил он, быстро оглядывая меня с ног до головы. «Да ведь мне уже двенадцать лет», – ответил я и выпрямился во весь рост, даже на носки приподнялся, чтобы казаться повыше – Если не верите, то спросите у папы, он силос режет. «Ладно, я и так верю!» – усмехнулся бригадир. – До колхоза недалеко, да и дорога почти вся прямая, пожалуй, справишься. Вози вон на той подводе, что белой лошадью запряжена. Мария! – крикнул он. – уступи подводу этому пареньку. Радостный я побежал к лошади. Она настороженно навострила уши и покосилась на меня своими большими карими глазами. «Смотри не гони Ромашку», – сказала строго Мария и передала мне вожжи. «Я знаю вас, мальчишек-лихачей. Ромашка – лошадь смирная, кнутом ее не запугивай и с горки аккуратно спускайся». «Нет, нет, Ромашку я обижать не буду. Я люблю лошадей». «Так-то лучше», улыбнулась Мария, взяла пустую корзину и пошла на свой участок. Я же вскочил на поводу нагруженную доверху кукурузой, и поехал. Еду, Ромашку не гоню, даже кнутом не помахиваю, она и так быстро идет. А я любуюсь небом. Такое оно голубое-голубое, и движутся по нему пушистые облака. Некоторые из них похожи на раскрытые парашюты. Хорошо бы мне сейчас спуститься с парашютом на поле. Но мне уже хочется чтобы это был не парашют, а вертолет. И вот он будто возле меня. Я сажусь и отправляюсь на Северный полюс, в экспедицию к полярникам. Для чего-нибудь я им там, конечно, пригожусь. На этом мысли мои обрываются. Передо мною горка, о которой говорила Мария. Здесь нужно быть осторожным, я натягиваю вожжи, медленно спускаюсь и приговариваю: «Не спеши, не спеши, Ромашка!» Все шло хорошо, но почти в самом низу горки произошло вот что. В стороне от дороги, в пруду, купались гуси. Увидели они подводу, всполошились и, как по команде, вытянули шеи. Потом пролопотали что-то по-своему и бросились перебегать дорогу. «Кыш! Кыш! Под колеса попадете», – крикнул я, изо всех сил удерживая Ромашку. А гуси хоть бы что будто не слышат. Перебежали и выстроились рядком вдоль дороги. «В чем дело?, – удивился я. – Не хотят ли гуси, чтобы я с ними поздоровался?» Проезжаю мимо них и кричу: «Здравствуйте гуси!» «Га-га-га!» – ответили они хором. Но как мне показалось, не привет слышался мне в их голосах, а просьба. Оглянулся я, а гуси один за другим бегут вслед, переваливаются с боку на бок, словно парусные лодки несутся на волнах. «А, понял! Стоп!» – остановил я Ромашку. Гуси подбежали и, перебивая один другого, настойчиво залопотали, вытянув шеи. Угостить вас? А гуси мне в ответ: «Га-га-га!» По-вашему, это значит «Да-да!» засмеялся я, затем натеребил зерен и бросил им. Гуси расхватали все и опять просят, даже сердятся. «Эх! Я так много времени потеряю с вами», – говорю им. А гуси знать ничего не желают. Выручил меня початок, который упал с подводы. Гуси подскочили к нему и, к моему удивлению. Быстро очистили его до единого зернышка своими крепкими клювами. «Оказывается, вы можете и без меня обойтись, да еще как ловко!» – похвалил я их, сбросил им несколько больших початков кукурузы и поехал дальше. На обратном пути подъезжаю к горке и думаю: «Сейчас гуси прибегут». Но они даже не взглянули в мою сторону. «Гуси, гуси!» – позвал я их. А они будто оглохли. Купаются, ныряют, а меня и знать не хотят. И так было каждый раз: когда я еду с пустой подводой никакого внимания, а когда – с полной, гуси уже тут как тут. Вот какие были умные эти гуси.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *